12:39 

Фанфик - Revisions Which A Minute Will Reverse (3/4)

Risa~~
Make things happen
Название: Сомнения, Что Пропадут Через Мгновение
Оригинал: Revisions Which A Minute Will Reverse
Авторы: wild_sibyl & _thirty2flavors
Переводчик: Risa~~
Пейринг, персонажи: 10.5/Роза(/10), Донна Ноубл, Эриса Магамбо
Рейтинг: (по мнению переводчика) PG
Жанр: АУ, ангст, драма
Размер: 4 главы/18 000 слов
Статус: закончен
Разрешение на перевод: получено
Предупреждения: Спойлеры по 4му сезону, в частности эпизод "Turn Left"
Аннотация:В захолустном отеле в Норвегии Доктор и Роза обнаруживают, что что-то пошло не так. Тайми-вайми трактовка событий эпизода «Turn Left»(4.11).
Примечания авторов: Мы говорим "АУ", но это вполне могло бы быть каноном, если проигнорировать реплику-другую в "Jorney's End" и чуть прищуриться. Заглавие - это строчка из "The Love Song of J Alfred Prufrock", T.S. Eliot, просто потому что такие уж мы стильные. Узнаваемые места взяты из "Turn Left", но это ни в коем случае не простой пересказ этого эпизода. Баннер, приведенный ниже, сделан wild_sibyl



Глава 3/4

Лишиться ТАРДИС было все равно, что лишиться руки или ноги.

Он иногда искал ее у себя в сознании, пытаясь коснуться того, чего там уже не было. Это напомнило ему о периоде сразу после Войны Времени, когда вселенная казалась ему слишком тихой без постоянного гула голосов его народа у него в голове, того звука, что он веками игнорировал. Без них лишь с ТАРДИС он мог по-настоящему разделить телепатическое братство, а теперь, когда и ее не стало, вокруг была лишь звенящая тишина. Он обнаружил, что перебирает у себя в памяти хитросплетения ее умиротворяющего пения, впадая в панику при мысли о том, что однажды может потерять даже это последнее крошечное воспоминание о доме.

Он смотрел на экран компьютера перед ним, старательно избегая взглядом запасное устройство для прыжков, лежащее на соседнем столе. По множеству причин он не мог сам отправиться во вселенную Донны. Там он должен быть мертв; он точно не мог заявиться в ЮНИТ. В той вселенной он даже и не существовал никогда. Что угодно могло привести к катастрофе. Рисковать судьбой мультивселенной в обмен на возможность немного поностальгировать было бы эгоистично, глупо и абсолютно неправильно.

И все-таки, Донна и ТАРДИС. Это было так заманчиво, пусть даже просто для того, чтобы иметь возможность как следует попрощаться.

Хотя, конечно, ему никогда это особенно не удавалось.

С тихим вздохом Доктор надавил ладонями на глаза, заставив себя сфокусироваться. Он отправил Тош домой, грубовато настояв на том, чтобы она отдохнула, так как он не нуждается в помощи. Роза была где-то на той стороне Пустоты, проверяла, остановлено ли нападение Сонтаранцев. В ожидании, Доктор старался разобраться со временными линиями и боролся с эмоциональной и умственной усталостью, нависшей над ним.

День выдался очень долгий. Впервые на его памяти ему ничего так сильно не хотелось, как свернуться на ближайшей горизонтальной поверхности и уснуть; он подозревал, что это вина Донны, или, по крайней мере, его новой гибридной физиологии. Адреналин уже растворился в его системе, уступив место тревогам, которые он старался игнорировать.

Одно сердце, одна жизнь и одна планета, на которой ее прожить. При этой мысли он чувствовал странный приступ клаустрофобии, как будто бы Земля была чересчур маленькой. Он скучал по ТАРДИС, негодовал по поводу тишины у себя в голове, а при мысли о последующих сорока – пятидесяти годах единственной, прямой временной линии впадал в ужас. Он не имел представления, как жить в одном и том же времени и месте, с коврами, дверьми и комнатами, что одного размера внутри и снаружи. Он не представлял, как быть человеком.

Но больше всего он боялся того, что Роза не хотела его.

Со всем остальным он мог бы справиться, если бы не это. Этот страх засел в нем очень глубоко. Что, если она никогда не простит ему того, что он запер ее на этой планете? Что, если всегда будет считать его не более, чем утешительным призом? Что, если все время будет видеть в нем только обязанность, и останется с ним из чувства вины?

Что, если она никогда не полюбит его?

«Ох, да заткнись уже,» - представил он себе слова Донны. – «Размышления о Розе сейчас ничему не помогут. У тебя еще будет куча времени для этого, когда спасешь мультивселенную, так что подними-ка свою тощую задницу и немедленно верни меня на Шан Шен.»

Помассировав напоследок переносицу, он заставил себя сфокусироваться. Четверть часа он работал с полной самоотдачей, хакерствуя над пушкой и подсоединенным к ней компьютером, чтобы выделить временные линии и выяснить, когда и куда он должен будет отправить Розу.

И вдруг он замер, тошнотворный холодный ужас растекся по его телу от позвоночника к рукам и ногам.
- Нет – сказал он самому себе, сначала без всякого выражения, а затем все яростней – Нет, нет, нет, нет, нет, нет – Он принялся стучать по клавиатуре со скоростью сто слов в минуту, пытаясь найти альтернативу. – Ну же! – Снова и снова он переключал машину, стараясь перераспределить временные линии, чтобы достичь более допустимого исхода.

Раз за разом он терпел поражение. Что бы он ни предпринимал, временные линии вели к одному и тому же финалу.

Зарычав от досады и гнева, Доктор со всей силы пнул основание Пушки, но лишь отбил себе ногу. Он заскулил и отпрыгал в сторону, оперевшись на стол и тяжело дыша. Он закрыл глаза и нервно сглотнул, сжав край столешницы до боли в пальцах.

Донна Ноубл должна будет умереть.

--

Роза вернулась обратно в Торчвуд – свой, не Джека – сопровождаемая ставшими уже привычными вспышкой света и треском электричества.

Встреча с Джеком пошла ей на пользу. Она поспала, просто вырубилась от усталости у него на плече; а проснувшись, увидела его знакомую, необузданную улыбку. Этот Джек знал ее, и они смогли поболтать, в промежутке между работой над созданием атмосферного преобразователя вместе с его командой. Она старалась не говорить по существу – мало ли, к чему могло привести неосторожное слово. Но даже простой обмен шутками с Джеком помог ей воспрять духом. Он поддерживал теплый и жизнерадостный тон, несмотря на рушащийся вокруг них мир, и Роза старалась уцепиться за это чувство привязанности и безопасности, вместо того, чтобы задерживаться на мысли о том, что никогда больше не увидит Джека – никакую его версию.

Чувствуя воодушевление впервые за долгое время, Роза поискала глазами Доктора, торопясь вернуться к работе в приподнятом настроении.
- Торчвуд готов разобраться с Сонтаранцами, они… - она умолкла, когда заметила его, осевшего на стуле перед компьютером.

Он выглядел ужасно. Сгорбившись и подперев рукой подбородок, он, не двигаясь, созерцал экран монитора. Он выглядел усталым во всех возможных отношениях. У Розы проскользнула мысль, что, возможно, теперь ему требовалось больше времени для сна, возможно, его частично человеческое тело было лишено выносливости Повелителя Времени. Было так странно видеть человека, выглядящего, как Доктор, но лишенного той неистовой энергии, которую она привыкла ассоциировать с костюмами и кедами. Она виновато задумалась, выглядел ли он таким образом всю ночь, а она до настоящего момента этого не замечала.

Она окинула взглядом комнату и смущенно поежилась, когда обнаружила, что они одни.
- А где Тош?

- Отправил ее домой, - ответил он, взглянув, наконец, в ее направлении. – Она устала. – Он пожал плечами. – Мне не нужна помощь.

Роза, не удержавшись, хмыкнула:
- Да, ты всегда так говоришь.

Доктор промолчал. Он приподнял голову и, потерев глаза рукой, вгляделся в компьтерный экран. «В обычных обстоятельствах,» - подумала Роза, - «он бы сейчас надел свои очки.» Если бы они у него до сих пор были.

- Итак, - продолжил он, и Роза уловила его безуспешную попытку добавить энергичности в голос. – Тебе необходимо опять поговорить с Донной. Можем отправить тебя во время нападения Сонтаранцев – ты сможешь удостовериться, что она в безопасности, и поработаешь над тем, чтобы убедить… - он прервался, чтобы зевнуть, сам этому удивившись. - … убедить ее помочь тебе.

- Ясно. – сказала она, сама подавив зевоту, и направилась к двери. – Ты пока все просчитывай, а я пойду, раздобуду нам кофе.

Он только слегка хмыкнул, выражая согласие, и Роза вышла в коридор. Она слишком устала даже для того, чтобы сердиться.

--

- Спасибо. – Доктор лишь на секунду встретил ее взгляд, когда она сунула ему в руки бумажный стаканчик, прежде чем переключить внимание на кофе. Он сделал пробный глоток и сморщился:
- Он же…

- Черный, - кивнув, подтвердила Роза. – Да. Извини. Я прихватила… - она умолкла и, порывшись в кармане, вытащила на стол пригоршню пакетиков с сахаром, сливками и молоком. – Я не была уверена, что ты все еще… Я подумала, что будет лучше, если ты сам это сделаешь.

На секунду ей показалось, что он выглядит обиженным, но затем он одарил ее улыбкой и потянулся к пакетикам. – Ясно. Да. Конечно.

Роза почувствовала несправедливое облегчение, когда он взял свои привычные два сахара.

Он опять устроился на стуле, держа стаканчик обеими руками, и Роза уселась на стол, наблюдая за ним и потягивая свой кофе. Было что-то зловещее в его молчаливости. Настоящий Доктор, когда бывал расстроен, болтал и болтал без умолку, стараясь скрыть это. Этот Доктор избегал ее взгляда и молча пил свой кофе, выглядя при этом, как школьник, которого поставили в пару с кем-то, кого он презирает. При этой мысли она ощетинилась; как будто все это было ее идеей.

«А может быть,» - прошептал виноватый голос внутри нее, - «просто ты сломила его.» Он болтал в Норвегии, и большую часть следующего вечера; может быть, ее холодное безразличие истощило его. Может быть, ее укрепления были так прочны, что он признал поражение и отступил, поджав хвост.

Ее желудок сделал сальто, и точно не от голода.

- Она умрет, - вдруг произнес он, как раз, когда Роза собралась с духом что-нибудь сказать.

Это застало ее врасплох.
- Что?

- Донна, - пояснил он. Стаканчик в его руках скрипнул под усилившейся хваткой. – Она погибнет. Ей придется умереть, чтобы все исправить, я не смог… Я пытался… Другого пути нет. – Отчаяние в его голосе лишило бы ее присутствия духа, если бы она услышала его.

Но она уловила лишь информацию, а не то, как она была преподнесена. Ее глаза округлились.
- Что? – Она моргнула, и ее желудок выполнил еще один кульбит. – Ты имеешь ввиду... Когда того мира не станет…

- Нет. – он печально улыбнулся и покачал головой, уставившись снова на кофе в своем стаканчике. – Перед тем, как все будет исправлено, Донна - та Донна - умрет.

Несколько долгих секунд Роза обдумывала его слова. Она сглотнула, горло ее неожиданно пересохло. И вдруг она поняла; озноб пробрал ее, несмотря на куртку.
- Я должна буду просить ее умереть ради меня.

- Если быть точным, - произнес Доктор низким и приглушенным ненавистью к самому себе голосом – Ты будешь просить ее умереть ради меня. – Он горько усмехнулся и поднял взгляд к потолку – Я разрушаю ее жизнь даже во вселенной, где она ни разу меня не встречала.

- Эй, - резко произнесла Роза, и он оглянулся на нее. – Разрушаешь ее жизнь? – Она приподняла брови. – Ты видел ее в ТАРДИС? По-моему, она была просто в восторге.

Вместо того чтобы приободриться от ее слов, он, наоборот, сдулся еще больше.
- Это убьет ее. – Выражение его лица напомнило ей о Крусибле. – Все это знание… это слишком тяжелая ноша для человеческого мозга. Чтобы спасти ей жизнь, он сотрет все из ее памяти – не только физику и временные линии, но и его, меня, ТАРДИС, путешествия - все. – Он опустил взгляд, изучая стаканчик. – Она забудет.

- Но это… это ужасно! – тошнота вновь подкатила к ее горлу. – Ее больше нет?

Доктор просто кивнул.

До нее дошел подтекст.
- Он один.

Он опять кивнул.

Мгновенно тревога внутри нее сменилась гневом.
- И ты знал, что это произойдет. – Она прямо так себе и представляла: два Доктора присели обсудить план действий - «Ты берешь Розу, я стираю воспоминания Донны, как тебе?» Ее затошнило от одной только мысли. Интересно, было ли у Донны хотя бы право голоса, или Доктор просто, как обычно, все решил за нее сам.

Она открыла рот, чтобы сказать ему об этом, разразиться так долго сдерживаемой тирадой по поводу его склонности считать, что он всегда знает как лучше. Но что-то в сутулости его плеч заставило ее засомневаться. Он выглядел несчастным и измученным, и она подозревала, что его собственная совесть устраивала ему разнос куда лучше, чем смогла бы она. Так что она закрыла рот и отвернулась, с тихой яростью глядя на дверь и желая найти лучший выход для своего гнева.

- Это моя вина, - спустя мгновение произнес он. Его голос был едва громче шепота, но он привлек ее внимание. Отвернувшись от нее, он смотрел на Пушку Измерений широко раскрытыми, печальными глазами. – Мое сотворение, мое существование, оно… обрекло ее. – Она не знала, что сказать на это, и Доктор опустил взгляд к полу.

Признание удивило ее, хотя она и не была уверена, почему. Это было так по-Докторски – считать себя менее значимым, чем окружающие – след его парадоксального себялюбия и самоуничижения. Те же воспоминания, те же мысли, тот же комплекс вины размером с Юпитер.

- Это так похоже на тебя, - сказала она, почти улыбнувшись правдивости этих слов, несмотря на то, что он вопросительно взглянул на нее. – Ты признаешь вину, но почти никогда не принимаешь заслуги. Ты спас ей жизнь, Доктор. А если бы ты не сделал этого, некому было бы остановить Бомбу Реальности. Ты был нам нужен.

Его ответная улыбка была слабой, печальной и слегка снисходительной.
- Это должен был быть я. Если бы метакризис потерпел неудачу с одной стороны… - он пожал плечами и снова взглянул на свой кофе. – У вселенной уже есть один Доктор.

Она не дала себе задержаться на мысли о том, как это могло бы все упростить; возможно, тогда бы она осталась на ТАРДИС вместе с Доктором и Донной. Вместо этого она спрашивала себя: жалеет ли он о собственном появлении на свет? Возмущен ли единственным сердцем и связанным с ним совершенно новым образом жизни? Сердится ли на нее, за ее участие во всем этом?

Она постаралась себе представить, каково это - родиться с грузом вселенной на своих плечах. Интересно, было ли ему проще, когда его народ был жив: делили ли они ношу знания и силы друг с другом, тем самым облегчая ее. Она задумалась, каково это – проснуться представителем другой расы. Каково бы это было, узнать, что она - не настоящая Роза Тайлер, а всего лишь очень-очень хорошая имитация, менее долговечная версия, полная переданных по наследству воспоминаний.

Было бы тяжело, полагала она. Черт возьми, почти невозможно, даже если ты привык работать у вселенной подушечкой для булавок.

«Рожденный в сражении,» - сказал другой Доктор. – «Полном крови, ярости и мести. Он – это я, когда мы впервые встретились.»

«Он был прав лишь наполовину,» - думала Роза. Когда они повстречались, он был раздражительным, да, но более всего он был безнадежно печальным, одиноким и искалеченным чувством вины.

«Ты сделала меня лучше.»

Она проглотила гнев и утвердилась в своем решении.

- Послушай меня, Доктор. – сказала она, достаточно твердо, чтобы он поднял на нее взгляд. – Это не твоя вина. Некоторые погибли из-за тебя, да, но гораздо больше людей получило шанс на жизнь.

Доктор неуверенно смотрел на нее, открывая и вновь закрывая рот, не решаясь сказать что-то – слова признательности, или скромности, или несогласия – она не была уверена. Инстинктивно она протянула руку и положила ее поверх его руки. Он вздрогнул от неожиданности, и Роза почувствовала проблеск вины. Столь легкий жест привязанности не должен был так его удивлять.

- Близкие мне люди всегда страдают, - сказал он ей, спустя мгновение, не отводя глаз от ее руки. – Из-за меня, из-за того, что встретили меня, из-за ситуаций, в которые я их поместил.

Роза сжала его руку с как можно более теплой улыбкой.
- Профессиональный риск при спасении вселенной. Оно того стоит. – Он встретил ее взгляд, и выражение ее лица стало серьезным. – Годы, что я провела на ТАРДИС, были лучшими в моей жизни. Я бы ни на что их не променяла.

Он послал ей смиренную улыбку.
- Да. – затем, явно взбодрившись, он вскочил на ноги и одним махом проглотил остатки кофе. – Что ж, как ты и сказала, спасать вселенные! – он, не глядя, бросил стаканчик в мусорное ведро и пересек комнату в несколько широких шагов, подойдя к Пушке Измерений. – Ты готова?

Чувствуя оцепенение, Роза соскользнула со стола.
- Да… Да, конечно.

- Molto bene! – сказал он, и Роза была абсолютно уверена, что он бессовестно врал.

--

Донна подскочила с парковой скамейки. Ее охватила слабость, злость, беспомощность.
- Прекрати это. Я не имею понятия, о чем ты говоришь, оставь меня в покое!

Женщина встала и повернулась к ней лицом. Ее глаза были огромными и темными, светлые волосы колыхались вокруг лица на слабом ветру. Она выглядела значительно хуже, чем в их последнюю встречу, как будто бы более озабоченной, менее уверенной в себе.
- Что-то близится, Донна. Что-то похуже.

Слезы отчаяния выступили на глазах у Донны. Чего хочет эта женщина? Зачем продолжает выслеживать ее? Донне не требовалось знать все эти вещи, она не хотела их знать. Ей и так хватало забот в этой чертовой апокалиптической неразберихе, без того, чтобы думать о мертвых людях и небесах, вспыхивающих огнем.
- Весь мир воняет. Как что-то может быть хуже этого?

Блондинка покачала головой, нижняя губа ее чуть дрогнула, выдавая эмоции.
- Поверь мне. Нам как никогда нужен Доктор. Меня… - она остановилась и положила руку на грудь напротив сердца. – Меня перенесли сюда из другой вселенной, потому что все до единой вселенные в опасности. Это приближается, Донна. Оно идет сквозь звезды и ничто не может это остановить.

И снова неопределенные ответы и разговор загадками. Донне хотелось закричать.
- Что это?

- Тьма.

Тьма? Это было похоже на имя какого-нибудь противного мультяшного злодея, или на нечто из научно-фантастических романов, которые читал ее Дедушка. Донна едва не рассмеялась, пока не увидела выражение глаз блондинки.
- Ну а МНЕ-то ты зачем это твердишь? ЧТО я должна сделать? Во мне нет ничего особенного. В смысле, я… я ведь не… во мне нет ничего особенного, я - временный секретарь. Даже не это, я – НИЧТО.

Женщина покачала головой, как будто ее это позабавило, но в ее голосе звучала досада.
- Донна Ноубл, ты – самая важная женщина во всем мироздании.

Донна издала резкий короткий смешок.
- Ох, не надо. Просто… - она покачала головой, улыбка сошла с ее лица, гнев и недоверие отхлынули, пока не осталось ничего, кроме опустошенности. – Не надо. Я устала. Я так… устала.

Она повернулась, чтобы уйти, но женщина вновь окликнула ее.
- Мне нужно, чтобы ты пошла со мной.

Донна ухмыльнулась.
- Да. Что ж. Может, на мужчинах блондинистые волосы и срабатывают, но меня ты не трогаешь, дамочка.

- Вот это уже ближе к делу.

- У меня еще есть в запасе.

Блондинка пожала плечами.
- Я знаю, что ты пойдешь со мной. Только, когда сама захочешь.

- Тогда тебе долго придется ждать, - тут же нашлась Донна, и зашагала прочь.

- Не очень, - прощебетала женщина, - всего три недели. Скажи, у твоего дедушки все еще есть тот телескоп?

Донна вновь обернулась.
- Он с ним не расстается.

- Через три недели. Но ты должна быть уверена в своем решении. Потому что, когда ты пойдешь со мной, Донна… мне жаль… мне очень жаль, но… ты умрешь.

Донна уставилась на нее. На ее глазах женщина растворилась в воздухе.


--

Капитан Эриса Магамбо переступила с ноги на ногу. Руки она держала крепко сцепленными за спиной. Она нервничала, но не стоило этого показывать кому-либо из ее людей. ЮНИТ потерял более половины своих сил за последний год, и с них уже и так хватало. Ее обязанность – быть хладнокровной, идеальным солдатом, - и именно это она и намеревалась делать, до самого конца.

«Хотя,» - думала Магамбо, - «конец мог наступить достаточно скоро.» Похоже, что судьба всего мира, целой вселенной покоилась на плечах двух женщин – молоденькой блондинки с секретным именем и горластой рыжей секретарши из Чисвика.

- Ну, и что ты думаешь об этой мисс? – Донна Ноубл кивнула в сторону блондинки, склонившейся в данный момент над одним из компьютеров, почти касаясь носом светящегося экрана.

Магамбо повернулась и взглянула на рыжеволосую женщину, выжидательно глядящую на нее, держа в руках дымящуюся кружку кофе.

- Она мой руководящий офицер, - коротко ответила она. Это была ложь. Блондинка даже не была официальным членом ЮНИТа, но Магамбо было приказано делать, как она говорит, в разумных пределах, конечно.

- Эй! Не надо мне тут нести этот вздор, я вам помогаю и хочу знать правду. Вы должны знать хоть что-то о ней. – Донна махнула рукой в сторону блондинки, горячий кофе едва не выплеснулся через край ее кружки. – Не могла же она вдруг появиться из неоткуда и начать приказывать вам строить для нее всякие штуки.

Магамбо вновь пошевелилась, чувствуя себя неловко от того, что именно так все и произошло почти полтора года назад. С тех пор женщина время от времени появлялась с нарисованными от руки схемами того, что нужно было построить: разметками круговых панелей, запутанными планами электропроводки, выполненными цветными ручками, с длинными детальными пояснениями, записанными каракулями на полях.

Донна продолжала говорить, игнорируя или не замечая молчание Магамбо.
- Это безумие, - говорила она, - но почему-то она кажется мне знакомой, как будто я знаю ее, почти, или кого-то похожего на нее. – Взгляд Донны был отсутствующим, словно она старалась вспомнить что-то забытое, или что-то, чего на самом деле никогда не знала. – Как думаешь, она была влюблена в него?

- Прошу прощения?

Донна закатила глаза и сделала еще глоток кофе.
- Этот Доктор, думаешь, она была влюблена в него?

Магамбо скривила губы, тонкая неодобрительная складка пересекла ее лоб.
- Вряд ли это важно для операции.

Донна пожала плечами, еще раз оглядываясь через плечо на загадочную женщину в синей коже.
- Я считаю, что была. Это сразу видно. – Она опять повернулась к Магамбо, широко распахнув глаза. – Просто безумие, все это, правда? Инопланетяне и путешествия во времени. Мой дед постоянно твердит о космических кораблях и жизни на далеких планетах. Конечно, я к нему никогда не прислушивалась, пока все это не начало происходить… - она умолкла, и затем встряхнулась. – И все же… ты доверяешь ей?

Магамбо удивленно моргнула. Ее глаза мельком скользнули по светловолосой женщине, что до сих пор смотрела на экран компьютера, затем по ТАРДИС и вновь вернулись к Донне Ноубл, которая все еще смотрела на нее, прищурив глаза и раздув ноздри, словно готовясь услышать от нее очередную ложь.

Нужно было тут же ответить утвердительно, как и полагается хорошему солдату, но что-то в блондинке всегда раздражало ее. Было в ней что-то немного беспечное и слегка сумасбродное, к чему Магамбо испытывала врожденное неодобрение. И еще, конечно, эта таинственность: женщина без имени, которая появляется и исчезает по своему желанию, принося непонятные сообщения о звездах и мультивселенных.

Но Донне не следовало знать о ее сомнениях, и уж точно не нужно было думать о том, почему эта женщина с грустными глазами знала, как и по какой причине все это должно было происходить.

Она многое повидала за последние полтора года, и, насколько она могла судить, блондинка всегда сообщала правду о том, что нужно было сделать для спасения вселенной. Она видела, как та бывала обаятельной, беспристрастной, бодрой, неотразимой и строгой, только чтобы добиться всего по-своему. И она видела спроецированные временные линии, как они изгибались и закручивались вокруг рыжеволосой женщины, сидящей рядом с ней. Словно бы весь мир был сосредоточен лишь на ее существовании. Она знала и даже верила в то, что, каким-то образом, судьба всей планеты была связана с казавшейся обыкновенной жизнью этой женщины.

Но кроме этого, она видела грибовидное облако над Лондоном, наблюдала кризисный упадок Америки, и то, как было подожжено все небо. Она видела людей, застреленных на улице солдатами, которые должны были их защищать, и беспомощно наблюдала, как правительство устраивало лагеря для иностранцев. И она не могла не думать о том, что блондинка утаивала информацию, не всегда сообщала им всю правду или хотя бы ее часть.

Магамбо – отличный солдат; она знает, когда говорить правду, когда держать рот на замке, а когда лгать.

- Да, я доверяю ей.

--

- Он был Повелителем Времени, - произнесла светловолосая женщина, печаль и тоска вновь вернулись в ее голос, - последним из своего рода.

«Повелитель Времени,» -подумала Донна. Звучало помпезно и мистически, и абсолютно не похоже на кого-то, кто мог бы водить дружбу с секретаршами из Чисвика.
- Но если он был таким особенным, что он делал со мной?

Взгляд женщины был печальным и пугающе честным.
- Он считал тебя замечательной.

Произнесенное таким образом, это было почти похоже на правду. Донна покачала головой.
- Не глупи.

- Но ты и правда такая! Доктор просто показал тебе это, тебе нужно было лишь побыть рядом с ним. – Женщина отвернулась и опустила взгляд на странные средства управления этой невероятной машины. – То же самое он сделал и для меня. Для всех, с кем соприкасался.

Не важно, Повелители Времени – путешествия во времени, или нет, Донна узнавала этот взгляд. И, наконец, она набралась смелости задать вопрос, вертевшийся на кончике ее языка уже некоторое время.
- А вы с ним были…?

Женщина взглянула на нее, и Донне отчаянно захотелось получить ответ, какое-нибудь подтверждение того, что таинственная неизменяющаяся блондинка без имени была чем-то большим, чем просто курьером плохих новостей. Вместо этого женщина промолчала, и ее глаза скользнули от лица Донны к ее плечу. Она спросила:
- Хочешь это увидеть?


--

Глава 4

@темы: AU, PG, Альт!Десятый Доктор, Донна Ноубл, Роуз Тайлер, ангст, гет, драма, фанфик

Комментарии
2012-02-25 в 17:03 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Оно просто шикарно

2012-02-25 в 18:15 

Risa~~
Make things happen
2012-02-25 в 21:40 

Sally M. Sapfo
Я помогаю слабым. Это еще одна черта, которая роднит меня с Бэтменом.
чудесно, спасибо!))
огромное огромное спасибо за перевод)
как обычно, жду продолжения)

   

Копилка Хуниверса

главная