15:46 

Фанфик - Revisions Which A Minute Will Reverse (2/4)

Risa~~
Make things happen
Название: Сомнения, Что Пропадут Через Мгновение
Оригинал: Revisions Which A Minute Will Reverse
Авторы: wild_sibyl & _thirty2flavors
Переводчик: Risa~~
Пейринг, персонажи: 10.5/Роза(/10), Донна Ноубл, Бригадир Летбридж-Стюарт, Капитан Джек Харкнесс
Рейтинг: (по мнению переводчика) PG
Жанр: АУ, ангст, драма
Размер: 4 главы/18 000 слов
Статус: закончен
Разрешение на перевод: получено
Предупреждения: Спойлеры по 4му сезону, в частности эпизод "Turn Left"
Аннотация:В захолустном отеле в Норвегии Доктор и Роза обнаруживают, что что-то пошло не так. Тайми-вайми трактовка событий эпизода «Turn Left»(4.11).
Примечания авторов: Мы говорим "АУ", но это вполне могло бы быть каноном, если проигнорировать реплику-другую в "Jorney's End" и чуть прищуриться. Заглавие - это строчка из "The Love Song of J Alfred Prufrock", T.S. Eliot, просто потому что такие уж мы стильные. Узнаваемые места взяты из "Turn Left", но это ни в коем случае не простой пересказ этого эпизода. Баннер, приведенный ниже, сделан wild_sibyl



Глава 2/4

Первым, что заметил Доктор, когда Роза вернулась, было то, как подрагивала ее правая рука, когда она подняла ее, чтобы поправить волосы.

Нехороший признак.

- Ты в порядке? - тут же спросил он, шагнув вперед, и внимательно осматривая ее с головы до ног в поисках еще каких-либо признаков недомогания. - Входы и выходы для тебя могут слегка отличаться, – стены между мирами сейчас как бы… колеблются, и иногда требуется большее приложение силы, чтобы попасть на другую сторону, но это не должно оказывать отрицательного воздействия, не на физическое состояние. А ...

-Ты умер. - Произнесла она медленно и с чувством, резко опустив руку и сжав ее в кулак. Доктору понадобилось на долю секунды больше времени, чем обычно, чтобы осознать услышанное предложение, и он моргнул.

- Прости, что?

- Ты умер! - на этот раз прокричала она, шагнув вперед; дрожь перешла в ее плечи и всю верхнюю часть тела. - Когда я добралась до места, ты был уже мертв. Никакой регенерации, мертв.

-О, - все, что нашелся сказать Доктор, одной рукой смущенно потирая шею. Возможно, умолчать об этом предположении было не такой уж удачной идеей.

-Ты сказал: «мир, в котором Донна не встретила тебя», - продолжила Роза, и Доктор видел, как она изо всех сил старалась совладать с гневом. - Правда, как-то позабыл упомянуть, что она не встретила тебя, потому что ты был мертв!

Ее голос болезненно надломился, когда она выкрикивала последнее слово, и Доктор решил, что, наверно, лучше не поправлять ее ошибку в причинно-следственных связях. Вместо этого он уставился в пол и неловко почесал шею.
- Прости, - коротко сказал он, менее всего сейчас заинтересованный в долгих дискуссиях по поводу его душевного состояния в момент первой встречи с Донной Ноубл. - Слушай, мы…

- Прости? - Она разразилась смехом, совсем не похожим на смех Розы Тайлер, который он помнил. - О, ну конечно, ты всегда просишь прощения – прости, я не могу спасти тебя – прости, я не могу ничего исправить – прости, что никогда не рассказываю тебе самое важное, Роза – прости, но я думаю, что знаю, как будет лучше для всех, Роза – прости, но я не доверяю тебе принимать решения за саму себя, Роза! - Она раздраженно взмахнула руками и покачала головой. - Господи, это прямо как с тем «невозможно» – ты хоть представляешь, что эти слова значат, или тебе просто нравится, как они звучат?

Затем она глубоко вдохнула, а Доктор тщетно пытался вспомнить, когда в последний раз Роза Тайлер на него кричала. «Несколько лет назад,» - думал он. Может быть, даже еще до того, как он регенерировал. Не придумав, что бы такого сказать, чтобы снова не привести ее в ярость, Доктор придержал язык, избегая ее взгляда.

Роза сделала несколько судорожных вздохов, переминаясь с ноги на ногу на одном месте. Затем, уже спокойнее, произнесла:
- Когда ты впервые встретил Донну?

Доктор заколебался. Краем глаза он заметил, как поерзала Тош, очевидно чувствуя себя неуютно из-за напряженной сцены, свидетелем которой оказалась, и торопясь вернуться к работе. Он заставил себя встретить взгляд Розы.
-Я повстречался с Донной на Рождество.

Ее глаза сузились.
- Для тебя, - уточнила она, гнев все еще проскальзывал в ее голосе. - Когда это было для тебя?

Он сглотнул.
- Вскоре после того, как я попрощался с тобой. - Сдавшись под силой ее взгляда, он признал, - Сразу после того, как я попрощался с тобой.

Роза фыркнула и кивнула.
- Отлично. - Одной рукой она заправила волосы за ухо и уставилась в потолок. - Просто отлично. То есть я должна отправить Донну в прошлое, чтобы она не дала тебе себя прикончить.

Его передернуло от ее откровенной грубости.
- Роза, это был не я.

Она встретилась с ним взглядом и покачала головой.
-Но мог быть. - Она снова засмеялась. - Господи, ты хоть представляешь себе, как это бесит? В одной вселенной ты меня бросаешь, а в другой убиваешь себя, только потому…

- Прекрати, - резко сказал он, и она послушалась, хотя упрямый блеск не покинул ее глаз. - Послушай, или мы будем стоять тут, препираясь по поводу того, что я сделал в других измерениях, и ждать, пока все вселенные обрушатся, или мы отправляем тебя туда, где ты нужна, чтобы предотвратить это.

Она отвернулась от него, уставившись в стену и сжав губы в тонкую, жесткую линию.

- Ладно, - произнесла она сдержанным и холодным тоном. В его сторону она не посмотрела. - Говори, что я должна сделать.

Доктор подумал об их с Розой ссорах в прошлом, и постарался вспомнить, когда еще примирение ощущалось таким же далеким и недостижимым. Подавив внезапно нахлынувшую волну страха – в самом деле, бессмысленно беспокоиться о будущем, когда ты еще не уверен, что это самое будущее у вас будет – Доктор выдавил улыбку. - Ты встретишься с одним моим старым другом.

--

Было уже поздно, и Бригадир Летбридж-Стюарт чувствовал усталость.

Это была усталость, которая с легкость одолела бы и юношу, а Бригадир был уже не молод. Скоро ему должно стукнуть 80, и сегодня ночью он ощущал груз всех эти лет. Он уже не был подтянутым, как струна, даже отрастил внушительное брюшко. Его когда-то ухоженные усы превратились в полноценную бороду, а волосы из черных стали серебряными. Его кости ныли и скрипели, измотанные крайне долгой ночью, которая ему сегодня выдалась; на коротком пути между дверью его дома и офисом ему пришлось воспользоваться тростью.

Достигнув места назначения, он тщательно закрыл за собой дверь и проплелся к небольшому столику, на котором располагалось посверкивающее скопление стеклянных графинов и стаканов. Обычно выпивка была против его правил, но сегодня он собирался сделать исключение. Очень обстоятельное исключение, на самом деле. Он не мог вспомнить, когда в последний раз по-настоящему напивался – лет шестьдесят назад? Или еще больше? – но это было и неважно. По-настоящему важно было лишь заглушить тянущее чувство в груди и комок, подступающий к горлу.

Он опустился в свое кожаное кресло, вздохнув, когда оно заскрипело и застонало под его весом. Прислонив трость к краю стола, он сделал большой глоток бренди. Четыре часа утра, Рождество. Сейчас он должен крепко спать, а не предаваться выпивке. Он одернул куртку, поправляя ее поудобнее. Было странно снова вернуться к форменной одежде.

Уход в отставку не оправдал его ожиданий. Начиналось все, как он и планировал: изредка он плелся в штаб-квартиру, чтобы разобраться с бумагами или проконсультировать новый состав, в котором, похоже, каждый был еще более рьяно, чем он когда-то, настроен сначала стрелять, а потом уже задавать вопросы. Но долго это не продлилось. Его назначили на пост особого представителя, что в реальности всего лишь давало ЮНИТ право посылать его на смехотворные задания, загружать бумажной рутиной и заставлять посещать бесконечные, вгоняющие его в тоску собрания, пользы от которых все равно не было.

Сделав еще глоток, он взглянул на лежащий на столе телефон. Он должен сделать пару звонков. Есть люди, которые захотят узнать нерадостные вести даже в такую несусветную рань. Лиз хотела бы знать, и Джо, и Бентон, конечно же. Он до сих пор поддерживал связь со всеми ними, хоть и не так, как хотелось бы. Есть еще кое-кто, кому нужно будет сообщить. Тиган и Сара Джейн Смит, невыносимо надоедливая дамочка, незаменимая в трудной ситуации. Да, они все хотели бы знать, и он не мог позволить, чтобы они получили эту новость через кого попало.

Доктор мертв, утонул, сражаясь с Арахнидами под Темзой. Так не похоже на правду.

Хоть Доктор и был невыносим, и ссор за эти годы у них было больше, чем задушевных разговоров, Бригадир уважал его, даже любил. Да, когда-то они даже были друзьями, давно, когда все было проще; задолго до супер-компьютеров, хитроумных машин, построенных по инопланетным технологиям, головокружительного взлета из глубин истории и последовавшего за ним падения Торчвуда. Люди еще не ступали на Луну, когда он впервые встретил Доктора, курьезного персонажа в штанах из шотландки и с вечными пятнами чая на рубашке. Бригадир сначала принял его за идиота, но затем, разглядев острый ум в голубых глазах, понял, что с ним нельзя не считаться, несмотря на всю его чудаковатость. Время словно бы понеслось быстрее после той первой встречи, и сейчас он уже был стариком, сражающимся с остеопорозом, вместо Йети и Киберменов.

Он представлял себе, как тяжело им всем теперь придется без Доктора. Впервые после вчерашнего тревожного вечернего звонка, в котором ему сообщили о бомбардировке Лондона гигантской Рождественской Звездой, Бригадиру хотелось уронить голову и разрыдаться. Он не мог вспомнить, когда еще у него возникало подобное желание.

Доктор мертв.

На столе лежала стопка записок с деталями пропущенных звонков, записанных кривым почерком его жены Дорис. Торчвуд, похоже, звонил ему домой без перерыва, хотя он был уверен, что этот номер был не зарегистрирован.

Что ж, будь он проклят, если станет перезванивать Торчвуду. Менее всего ему сейчас хотелось препираться с Джеком Харкнессом по поводу чертовых полномочий. Он читал досье этого «Капитана» Джека и не сильно впечатлился. Да и к Торчвуду он всегда питал глубокую неприязнь. Они вели себя небрежно и недисциплинированно, особенно если судить по событиям в Кэнери-Уорф шесть месяцев назад… Напыщенные типы, играющие с вещами, которых не понимают. Откровенно говоря, что можно сказать о секретной организации, в открытую разъезжающей повсюду в джипе, на котором выгравировано их имя.

Доктор мертв, и теперь Бригадир должен замести за ним следы. Нужно было придумать какое-то объяснение для бедствия с Темзой. Кто-то должен был сделать нужные звонки, согласовать все с нужными инстанциями. Будет еще время для скорби. Он потянулся к телефону.

Мгновение спустя, еще до того, как он успел набрать номер, перед его столом возникла женщина. От неожиданности Бригадир опрокинул стакан, он разбился и расплескал жидкость по полу.

Женщина была молодой и стройной; на ней была фиолетовая кожаная куртка, застегнутая под подбородком. Ее лицо было бесстрастным, спокойным и собранным, но под покрасневшими глазами были заметны темные круги. Хотя она казалась почти такой же уставшей, каким чувствовал себя он, было в ее облике, в развороте плеч, что-то жесткое, что он, как солдат, узнавал и почти одобрял.

- Прошу прощения, что испугала вас, Бригадир, - неожиданно произнесла она, - но мне было необходимо увидеться с вами, и мы решили, что будет лучше сделать это, не связываясь с… в общем, со всеми сложностями, которые бы возникли при моем появлении на базе ЮНИТа.

Его рука инстинктивно переместилась к успокаивающей близости его трости и пистолету, спрятанному в ней. Низким и как можно более ровным голосом он произнес:
- Кто вы, черт возьми, такая, и каким образом попали сюда?

Она проигнорировала как его вопрос, так и его возмущение.
- Нам… Мне нужна ваша помощь, Бригадир.

Его рука застыла над тростью.
- Может, и так, но это все равно не объясняет вашего неожиданного появления в моем доме…

Она решительно, не мигая, глядела на него.
- Это насчет Доктора.

Заявление буквально на мгновение застало его врасплох, но он быстро взял себя в руки.
- Если вы из Торчвуда, можете передать Капитану Джеку Харкнессу, что вся информация, касающаяся сегодняшнего происшествия, строго засекречена. И я считаю своим долгом проинформировать вас, юная леди, что я не приветствую частные разговоры посреди ночи.

Она не ответила на его выговор, но ему показалось, что он заметил дерзкую искорку, блеснувшую на мгновение в ее глазах.
- Это важно.

Он помедлил, прищурив глаза, оценивая, какую угрозу она представляла или могла из себя представлять. Похоже, она была в одиночестве и не вооружена, но Бригадир знал, как обманчив может быть внешний облик.

Она продолжила спокойным голосом, хотя он видел, как ее опущенные руки сжались в кулаки:
- Мне нужна ваша помощь, Бригадир. Всего этого не должно было произойти. Доктор не должен был так погибнуть. Он вообще не должен был умирать.

- Что ж, обстоятельства действительно прискорбны…

Она тут же перебила его; ее глаза горели, кровь неожиданно прилила к лицу:
- Нет, вы не понимаете! Это… это неправильно! Все это! - Ее неожиданная вспышка застала врасплох даже ее саму, и она взглянула на него, удивленно открыв рот. - Простите. Я не хотела кричать на вас. День выдался долгий, - пробормотала она и мягко скользнула в одно из кресел напротив его стола.

Именно этот момент слабости склонил его к тому, чтобы выслушать ее, а не вызывать подмогу.

Бригадир освободил себя из-за стола, обогнул разбитое стекло на полу, и прошел через комнату, чтобы налить ей хорошую порцию бренди из своих запасов. Похоже, не только ему одному сегодняшней ночью требовалась выпивка. Передав ей стакан, он вернулся на свое место.
- Итак, мисс..?

- Я бы не хотела озвучивать свое имя.

- Могу я спросить, почему?

Девушка сделала большой глоток бренди и поставила стакан на стол.
- Спросить можете.

- Но отвечать мне вы не станете.

Она пожала плечами с напряженным и упрямым выражением на лице.

Он вздохнул и скрестил руки перед собой.
- И какой конкретно помощи вы ждете от такого старика?

- Я хочу увидеть ТАРДИС.

Ее ответ был таким неожиданным и быстрым, что он почти удивился.
- С чего вы взяли, что она у нас?

Она раздраженно нахмурилась, ее губы сложились в тонкую досадливую линию.
- Не играйте со мной, Бригадир. Я настолько откровенна, насколько могу себе это позволить без того, чтобы создать трещину в реальности.

- Вряд ли именно я здесь играю в игры, юная леди. Вы отказываетесь назвать мне даже свое имя. - Он услышал раздражение в своем тоне и сделал над собой усилие. - Мне кажется, я поступаю вполне разумно. Даже, если ТАРДИС у нас, даже если мне удастся доставить вас к ней, вы все равно не сможете попасть внутрь. Только Доктор мог открыть ее.

Она ничего не ответила, только сунула руку за отворот куртки и вытащила край длинной серебряной цепочки, одетой на ее шею. С ее конца свисал простой металлический ключ.

Долгое мгновение он просто смотрел на нее, затем взял со стола телефон и нажал ярко-красную кнопку с выпуклой эмблемой ЮНИТа на ней.
- Да, Харрис. Пошлите ко мне Дженкинса с машиной.

--

Дорога была короткой; вокруг все еще стояла холодная ясная ночь, хотя утро стремительно приближалось.

Когда они прибыли, девушка легко выпрыгнула из машины, и он последовал за ней, отмахиваясь от Дженкинса, поспешившего ему на помощь. Эти глупые сопляки все ждут, что он вот-вот рассыплется на ходу. Может, он и старый, но уж точно не хрустальный, и прекрасно сам может выбраться из машины.

Она остановилась, ожидая его; руки глубоко засунуты в карманы куртки, плечи расправлены и напряжены. База ЮНИТа, на которую он ее привез, была всего лишь скоплением ангаров, расположенным на берегу того, что раньше было Темзой. Он видел Капитана Магамбо и еще четырех солдат, поджидающих их неподалеку. Они охраняли вход в непритязательный ангар в центре территории. Даже отсюда он мог видеть, что форма Магамбо была безукоризненно выглажена. Ее красный берет ярким пятном выделялся из темноты, резкий всплеск кроваво-красного на фоне тусклого рассвета. Она была хорошим солдатом, но, на его вкус, чересчур увлекалась правилами и предписаниями.

Когда они подошли, Магамбо энергично отсалютовала и аккуратно сложила руки за спиной, обращаясь к нему:
- Нам было сказано не ждать вас раньше второй половины дня, Сэр.

- Я пришел немного раньше. Она размещена?

- Да, Сэр. Никто не был допущен в здание после ее прибытия.

- Отлично, отлично. Мы пройдем.
Четверо мужчин за ее спиной переглянулись друг с другом и беспокойно пошевелились. Бригадир заметил, как один из них из них покрепче сжал свое оружие.

Он увидел, как острый взгляд Магамбо на секунду скользнул по женщине, стоявшей за его спиной.
- Допуск разрешен только уполномоченному персоналу, Сэр.

- Вы подвергаете сомнению мои полномочия?

Она заколебалась, и Бригадир мог понять ее затруднение. Он был в отставке, гражданское лицо, несмотря на форму и статус особого представителя. Ее приказы, без сомнения, поступали с куда более высоких инстанций.

- Нет, Сэр, - в конце концов, ответила она.

- Прекрасно. А теперь отзовите своих псов, Капитан. У нас есть работа.

Магамбо кивнула и отступила в сторону, мужчины за ее спиной последовали ее примеру. Дженкинс поспешил вперед и отодвинул в сторону дверь, за которой показалась глубокая, настораживающая темнота.

Как только дверь открылась, женщина протиснулась мимо него. Она задела своей рукой его руку, и Бригадир в шоке подскочил. Прикосновение ударило его током, как будто все ее тело было насквозь проэлектризованно.

Зажглось освещение ангара, и ТАРДИС выделилась четким синим силуэтом на фоне тоскливых серых стен.

В ярком свете машина выглядела неожиданно древней. Он смотрел, как женщина подошла к ней и на мгновение прикоснулась щекой к деревянной двери. Скользнув рукой за ворот куртки, она вытащила ключ и с легкостью вставила его в замок. Дверь распахнулась, и она исчезла внутри. После секундного колебания он последовал за своей невозможной спутницей в глубины ТАРДИС.

Внутри все было по-другому. Пол под его ногами был стальным и решетчатым, стены вогнуты, словно внутри огромной бронзовой медовой соты. Витые колонны поднимались от пола, окружая консоль управления, которая единственная хоть как-то походила на его воспоминания. Освещение тоже изменилось, было довольно темно - тусклый свет, словно под водой, вместо ярко-белого сияния, которое помнил он. Он смотрел, как женщина провела руками по консоли, прежде чем обернуться к нему. Ее глаза таинственно мерцали в неземном свете.

Он всегда чувствовал себя неуютно в ТАРДИС. Несмотря на то, что всю жизнь имел дело со сверхъестественным, он в глубине души оставался прагматиком. А этот корабль всегда слишком уж отдавал магией... Однако сейчас что-то в этом месте привлекало его. Возможно, спустя все эти годы, он научился ценить некоторую долю загадочности.

Когда к нему вернулся дар речи, он произнес хриплым голосом, в котором, неожиданно для него самого, звучали слезы:
- Все еще работает?

Она попробовала несколько выключателей, светлые волосы скользнули ей на лицо, скрывая его выражение.
- Нет. Она больше не взлетит. А если бы и могла, не думаю, что у меня получилось бы ее уговорить. Она умирает.

- Говоришь так, будто она живая.

- Она и есть живая. – Ее рука с нежностью задержалась на одной из кнопок. – Может быть, и не так, как мы с вами... Но все равно, живая.

Бригадир подавил дрожь.
- Что планируешь делать?

- Я собираюсь построить машину времени и все исправить. – уверенно и решительно ответила она. Ее движения были твердыми. Она подняла руку и коснулась ротора. В ответ тот медленно пошевелился, и на ее лице мелькнула улыбка. – ТАРДИС поможет. – Она полностью развернулась к нему. – А вы поможете мне, Бригадир?

Он подумал над просьбой, подумал о погибшем Докторе, перед которым человечество было в неописуемом долгу. И кивнул.
- Да, дитя, я помогу тебе.

Она вздохнула и опустилась на сиденье перед консолью.
- Спасибо.

Он заколебался, не зная, стоило ли ему уйти или сесть рядом с ней. Здесь, в этом месте, существующем, казалось, лишь внутри самого себя, все его годы подготовки и службы были абсолютно бесполезны. Он подошел и сел рядом. Сиденье оказалось неожиданно удобным.

- Я скучаю по нему, - призналась она, словно доверяя огромную тайну. - А вы?

Бригадир поразмышлял над вопросом.
- Я не уверен, что когда-либо знал его по-настоящему, - неожиданно для самого себя честно ответил он. – Мы разделили вместе много приключений, но все это… все это было так давно. И каждую нашу встречу он был другим.

- Он говорил о вас. – произнесла она, чуть улыбнувшись. – Он сказал, что вы были хорошим человеком.

- Так и сказал?

Но она, похоже, его не слышала, вместо этого глядя, не мигая, на консоль.
- Я потерялась, - произнесла она вдруг. - Провалилась, сквозь пустоту, в параллельный мир. - Она, сидя, наклонилась вперед, чтобы провести рукой по консоли; затем ее пальцы соскользнули с края. - Он не мог попасть ко мне, не мог прийти за мной, поэтому я сама пришла к нему. А затем была эта война, ужасная война, и все перевернулось. - Ее губы дрогнули, и она откинулась на спинку сиденья, глядя вверх в бескрайний потолок. - Я обещала остаться с ним навечно.

Ее руки, сжатые в кулаки на коленях, слегка подрагивали. Все намеки на натуру солдата исчезли из ее облика, и мягкий свет ТАРДИС сгладил ее черты, превратив во всего лишь очень юную девушку. Он потянулся и взял ее за руку, стараясь не обращать внимания на электрическое покалывание от прикосновения. Он не привык выставлять все напоказ.

Она взглянула на него, скосив глаза в сторону, и не меняя положения головы.
- Вы доверяете мне, Бригадир?

- Мне приходится.

- Все станет намного хуже перед тем, как наладиться. – в ее голосе звучал вызов.

Бригадир слегка выпрямился.
- Мой опыт подсказывает мне, что так происходит довольно часто.

- Я действительно скучаю по нему, - вновь сказала она с серьезным выражением лица.

Бригадир кивнул.
- Да, он был отличным парнем… все они.

Она улыбнулась грустной улыбкой, осветившей ее глаза, и сжала его руку.

--

Донна стояла рядом со своей матерью, крепко сцепив руки на груди. Небо было бледно-розового цвета, едва рассвело; холодный и резкий ветер нес запах пепла. Персонал и заспанные постояльцы продолжали сыпаться из отеля, испуганно и недоверчиво глядя на густое облако на горизонте. Абсурдно массивное, оно росло и надвигалось, злобно глядя вниз на Землю и на людей, что наблюдали за его вращающейся поверхностью.

«Это почти похоже на розыгрыш,» - думала Донна,- «на жестокую шутку, дурацкую телевизионную программу со скрытыми камерами.» Или, может быть, он попали на съемки какого-нибудь фильма. Ведь не могут же грибовидные облака действительно так выглядеть, правда? Если это все-таки декорации для какого-нибудь шоу розыгрышей, она кого-нибудь убьет.

Ее дедушка прошептал:
- Я ведь должен был быть там, продавать газеты, - и Донна вздрогнула. – Я мог быть там, мы все могли. Мы бы погибли.

Ее мама покачала головой.
- Все. Все, кого мы знаем, до последнего человека. Весь Сити.

Она взглянула на маму, потом на дедушку, а затем вновь обратила взор к горизонту.
- Не может быть, - сказала Донна, упрямая и непреклонная, как всегда. Но потом у нее за спиной заплакал ребенок, и она вдруг осознала, что это не розыгрыш.


--

Джек вздохнул и откинулся на спинку кресла, отодвинув от себя стопку бумаг. Числа, слова и диаграммы плыли и кружились у него перед глазами. Голова у него раскалывалась, а руки и ноги налились свинцом. Мозг гудел, мысли белым шумом порхали и прыгали по его поверхности. Он снова вздохнул и с силой потер закрытые глаза, наблюдая яркие всполохи, расцветающие на внутренней стороне его век. Открыв глаза, он окинул взглядом содержимое своего стола. Компьютера не было. Он отказался его устанавливать, хотя и понимал, что с ним было бы легче вести дела. В центре и так было достаточно компьютеров. Стопки бумаг, ручки, огрызок карандаша, коробка с перепутанными скрепками и резинками для бумаг, старомодный квадратный интерком с рядом горящих красных кнопочек, маленький кусочек растущего коралла ТАРДИС, ярко сияющий в своем защитном электро-магнитном поле. На другой стороне комнаты задорно булькала и подпрыгивала в заполненном пузырьками и тусклым светом сосуде рука Доктора. Он не знал, зачем до сих пор хранит ее. Она уже не могла служить детектором Доктора, стала бесполезной после того, как никакого Доктора не стало.

Он чувствовал беспокойство и усталость одновременно, странное противоречие. Он не хотел думать о Докторе, не хотел думать о кипе бумаг перед ним. Он вытряхнул все из своего сознания, закрыл глаза и погрузился в пустоту забытья без тревог, страхов и скорби. Какое-то время вокруг была только темнота и его мысли утихли и растворились. Затем вдруг вспыхнул огонь, повалил дым, и вот он вновь видит у себя в голове выжженные руины Башни Торчвуда. Паника на улицах, осколки стекла, разбитая мостовая, крики агонизирующих, частично переделанных и брошенных людей, с отсутствующими руками, ногами, глазами. Большинству из них он уже не мог помочь.

И, конечно же, Доктор испарился, исчез в водовороте Временной Воронки, оставив Джека в одиночку разбираться с последствиями и оправдываться по поводу кратеров, оставшихся на Земле. В одиночку обнаружить имя Розы Тайлер в списке погибших. Такое маленькое и аккуратное, напечатанное с холодной непреклонностью на белоснежном листе бумаги. Крошечные черные буковки странно контрастировали с яркими воспоминаниями о ней, о ее широкой улыбке и медово-карих глазах, сияющих, как звезды, в мягком освещении ТАРДИС.

Он открыл глаза, взгляд вновь сфокусировался на бумагах перед ним. Во рту был кислый привкус, и он взял свою кружку, сделав большой глоток холодного и горького кофе. Иногда казалось, что прошло гораздо больше, чем полтора года с момента событий в Башне Торчвуда. Иногда вся его жизнь в эти 18 месяцев напоминала заевшую пластинку. Скорбь, потеря, инопланетное вторжение, скорбь, потеря, взрыв, скорбь, потеря.

Роза. Шесть месяцев спустя Доктор. Оуэн и Тош. Все ушли, а он остался, возможно, навсегда. Он старался не задумываться о седине, проступающей в его волосах, и о тонких линиях, неожиданно прорезавших уголки его глаз и рта. Он старался не думать о том, во что мог превратиться.

Бумаги перед ним были описанием деятельности ЮНИТа за последние полтора года. ЮНИТ, под командованием одного старого ретрограда (ему ли звать кого-то старым?), Бригадира Летбридж-Стюарта, первым прибыл на место происшествия под Темзой. Из того, что смог узнать Джек, мужчина вернулся из отставки, чтобы загадочным образом возглавить операцию. Именно ЮНИТ вытащили тело Доктора из-под обломков на Рождество; они же нашли, упаковали и увезли на одну из своих баз ТАРДИС. Все следы Доктора исчезли, были тщательно зачищены. В официальной версии событий говорилось о значительной технической неисправности, приведшей к осушению Темзы. Все это было, конечно, строго засекречено; чтобы раздобыть эту информацию, ему понадобилось задействовать немалое количество обаяния, и еще большее – услуг. ЮНИТ в эти дни был тише воды, даже для такой сверхсекретной военной организации.

Торчвуд и ЮНИТ никогда не были в особо близких отношениях. И эти отношения испортились еще больше после Войны между Далеками и Киберменами. А затем были происшествие в Св. Джоне, гибель Оуэна и Тош, полномасштабная копия Титаника, Адипоуз и еще ворох событий, перед которыми Джек оказался бессилен. Миру без сомнения был нужен Доктор, а Доктору без сомнения нужна была Роза Тайлер. Их смерти слишком быстро последовали одна за другой, чтобы Джек мог принять это за совпадение. И теперь все катилось к чертям.

Он просмотрел цифры, записанные на страницах перед ним, подсчитал итог по задействованной рабочей силе и материалам. Что они там такое строят? И в самом центре Лидса? Это было бессмысленно. Все повторные попытки запроса информации были встречены вежливым, но лаконичным: «спасибо, но нет». Джек знал, что под этим подразумевалось, конечно же, - не его ума дело, и разве Торчвуд уже не достаточно успел напортачить?

Джек не был уверен, что может с этим поспорить.

Последние несколько дней он получал информацию о том, что ЮНИТ снова был в действии, на этот раз проводя расследование на фабрике АТМОС. Он уже некоторое время подозревал, что у АТМОСа могут быть инопланетные корни, но так и не обнаружил серьезных тому доказательств. Хотелось бы думать, что ЮНИТу повезет больше.

Интерком на его столе громко зазвонил, и через громкоговоритель пробился голос Гвен.
- Джек?

- Что такое, Гвен? – он постарался унять раздражение в голосе. Он ведь сказал им не беспокоить его.

- Здесь кто-то снаружи.

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду, что здесь кто-то снаружи, просто стоит, прямо напротив сверхсекретного невидимого входа.

- Всего лишь турист, наверное, рано или поздно они уходят. – объяснение прозвучало неправдоподобно даже для него самого. Не было больше никаких туристов.

- Не думаю, Джек. – он слышал по голосу, что она раздражена. Все они слишком долго и слишком упорно работали.

- Почему?

- Потому что она уже почти десять минут смотрит вверх на скрытую камеру наблюдения.

- Хорошо, Гвен, сейчас спущусь и гляну. – Интерком отключился, и Джек поднялся с места. Его колени и спина похрустывали от долгого сидения. Привычно похлопав по пути металлическую крышку сосуда с рукой Доктора, Джек направился вниз по лестнице. Гвен и Йанто стояли напротив бывшего рабочего места Тош, изучая информацию, поступающую с камеры слежения.

- Откуда она знает точное расположение камеры? – спросил Йанто, поднос с грязной посудой в его руке опасно балансировал. Посудомоечная машина сломалась на прошлой неделе, и за ее починку так никто и не взялся. Йанто вызвался мыть посуду в раковине ванной комнаты.

Джек подошел к ним сзади и аккуратно оттеснил в сторону, чтобы взглянуть на экран. Внутри него все перевернулось и рухнуло, сердце лихорадочно забилось.

Этого не может быть.

Женщина на экране подняла руку и слегка помахала.

- Так, вот это уже действительно выбивает из колеи, - выдохнул Йанто. Все вместе они уставились на женщину на экране, а она необъяснимым образом смотрела на них.

Джек нервно сглотнул и направился к лифту.

- Джек? Джек, ты же не собираешься идти туда, наверх? Мы же не знаем, кто она! Она может быть опасна!

Он проигнорировал Гвен, ступив на платформу лифта и нажав переключатель. Люк над ним открылся, впустив в шахту холодный ночной воздух, приятно освеживший его кожу.

Когда лифт достиг поверхности, он оказался лицом к лицу с Розой Тайлер.

Она разительно изменилась с их последней встречи. Стала старше. Ее лицо утратило детскую округлость. Волосы стали светлее, тело стройнее, жестче. Но глаза остались теми же.

- Джек.

Каким-то образом он смог произнести:
- Роза. – Он покачал головой. – Ты вроде должна быть мертва.

Она улыбнулась, но улыбка не коснулась ее глаз.
- Как и ты. – Изгиб ее губ был угрюмым вместо обнадеживающего. – Мне нужна твоя помощь, Джек.

- Конечно. – Ему удалось сохранить суровое выражение лица. – При одном условии.

Она насторожилась.
- При каком?

- Что ты прямо сейчас подойдешь и поприветствуешь меня как следует. – Джек протянул ей руку, и она сверкнула улыбкой, которую он так хорошо помнил.

Роза шагнула вперед и обняла его, крепко сжав тонкими руками. Он приподнял ее от земли так, что ее ботинки заболтались над мостовой. Тяжесть ее тела в его руках была такой надежной и знакомой, как будто он обнимал ее только вчера, а не век назад.

Он скучал по ней больше, чем когда-либо мог себе в этом признаться.

Он опустил ее, и отстранил на расстояние вытянутой руки. Она все еще улыбалась.

- Так чем могу помочь, Мисс Тайлер?

Она приподняла брови и откинула голову назад, на секунду снова вернувшись в девятнадцать лет.
- Мы подожжем небеса, Джек.

- Как в старые добрые времена, значит.

- Именно так.

--

Глава 3

@темы: фанфик, драма, гет, ангст, Роуз Тайлер, Донна Ноубл, Джек Харкнесс, Альт!Десятый Доктор, PG

Комментарии
2012-02-24 в 18:27 

Sally M. Sapfo
Я помогаю слабым. Это еще одна черта, которая роднит меня с Бэтменом.
ооох, мне очень нравится))
Переводчик, прекрасная работа, спасибо!
Жду продолжения)

2012-02-25 в 00:25 

Мэлис Крэш
Да кому оно нужно, это бессмертие! ##### Я - гетеросенсуал. Других понимаю, себя - нет. ##### Фикрайтеры всех стран, объединяйтесь! Спасем героев от садистов-авторов!#####Я не Кенни! Я Эникентий Мидихлорианович!
Отпадно

2012-02-25 в 06:21 

kid10
очень здорово - я их слышу и вижу. спасибо за перевод.

2012-02-25 в 12:38 

Risa~~
Make things happen
Sally M. Sapfo, а мне-то как нравится)) это один из моих любимейших фанфиков, и я не смогла удержаться, чтобы не перевести) спасибо за отзыв.
Мэлис Крэш, :friend:
Икура, да, после прочтения кажется, что так оно все и было. пожалуйста!

2012-02-25 в 17:43 

Sally M. Sapfo
Я помогаю слабым. Это еще одна черта, которая роднит меня с Бэтменом.
Risa~~, а вчера аж пересматривала серию Turn Left и дадада, все таки и было)))
давайте скорее продолжение)))

2012-02-25 в 18:14 

Risa~~
Make things happen
   

Копилка Хуниверса

главная