Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:42 

Ночь на понедельник

out,for,a,walk - bitch
Название: "Ночь на понедельник"
Автор: кислая мина Канды ака Леди Мариус
Бета: Dasha-Riddle
Категория: гет
Пейринг: Роуз/Десятый Доктор
Рейтинг: между PG-13 и R
Жанр: чистая романтика/флафф/POV
Размер: мини
Статус: закончен
Предупреждения: AU после второго сезона; может, ООС.
Аннотация: … думаю о том, что все-таки ночи с воскресенья на понедельник самые прекрасные. Ведь в них ко мне всегда приходит мой Доктор.


Первый понедельник


В прошлый понедельник мне приснился сон. В нем я слышала тихий голос, который едва слышно звал меня по имени, а чье-то теплое дыхание щекотало кожу. Я никак не решалась открыть глаза – казалось, что тогда это наваждение исчезнет, словно его никогда и не было. И почему-то это пугало меня больше всего, как если бы этот сон мог дать мне ответы на множество вопросов, которые я задавала себе на протяжении последних трех лет.

Когда-то, давным-давно, я мечтала хотя бы на несколько секунд встретиться с ним во сне, просто для того, чтобы убедиться, что все, что с нами происходило когда-то, было на самом деле. Но он не снился мне, словно желая убедить, что наши совместные путешествия – всего лишь плод моего воображения. И меньше всего на свете хотелось верить в это, так же, как и в то, что мой сон может когда-нибудь закончиться.

Он шептал мне на ухо: «Роуз», заставляя вспомнить о прошлом. Так мог говорить только он – резковато, но в то же время и нежно, словно произнося какое-то древнее заклинание. Наверное, в ту ночь я впервые в жизни поняла, как красиво звучит мое имя. Или это только потому, что его называл именно он?
Я старалась не шевелиться и даже не дышать, чтобы задержаться в этом мгновении как можно дольше, но внезапно на меня хлынул поток холодного зимнего воздуха, а затем раздался громкий удар оконной рамы. От неожиданности я подскочила, поспешно оглядываясь по сторонам. В комнате было темно, но я смогла разглядеть настежь распахнутое окно напротив моей кровати. Шторы развевались на ветру, и всего на миг мне показалось, что за ними прячется темная фигура. Слишком знакомая и слишком далекая, чтобы вот так вот находиться со мной в одной комнате. Несколько секунд я пыталась прийти в себя, но видение не исчезало – он по-прежнему стоял у окна, не шевелясь и, кажется, пристально смотрел на меня. И уже в следующий миг я вскочила с постели, путаясь в одеяле и простыне, бросилась к окну. Протянула вперед руки, словно желая убедиться, что все происходит на самом деле, но в ту же секунду его образ потускнел, несколько раз исчез и снова появился (почти так, как это бывает на старых видеопленках), после чего окончательно растворился в воздухе.

А я осталась стоять рядом с открытым окном, глядя в пустоту и даже не пытаясь унять бешеный стук сердца. Прямо в лицо дул ледяной ветер, и я не сразу поняла, что по моим щекам текут слезы.

«Это все из-за ветра, – сказала себе я. – Всего лишь из-за этого чертового ветра».

И мне не хотелось думать о том, что мое сердце забилось быстрее, а в душе вдруг появилось предчувствие чего-то неминуемого и долгожданного. Не этому ли ощущению люди когда-то придумали название «надежда»?

***

На следующую ночь я никак не могла уснуть. Тщетно пыталась усыпить себя скучной книгой, слушала музыку, пила чай с мятой и считала овец, а сон никак не желал ко мне приходить. Казалось, что это был единственный способ вновь увидеться с ним. Я сама понимала, так думать глупо – ну разве возможно, чтобы сны повторялись по моему желанию? Я старалась себя в этом убедить, хотя сердце отчаянно кричало, что на свете может случиться все, что угодно, особенно, если это связано с Доктором.

Я не заметила, как, наконец, задремала – казалось, всего на несколько минут. И когда открыла глаза, увидела, что окно снова распахнуто, хоть я точно помнила, что перед сном его закрывала. По комнате блуждал зимний холод, и я невольно поежилась, сильнее укутываясь в одеяло. Снова осмотрела спальню, но не увидела ничего, кроме темных предметов и парящих в пространстве теней. Захотелось забраться с головой под одеяло, спрятаться от всего, что меня окружало, а снова выбравшись наружу, не видеть движущихся образов, не чувствовать морозного воздуха и забыть о вчерашнем наваждении.

Но потом меня позвали – едва различимое в застывшей тишине «Роуз», до боли знакомый голос и приглушенный звук шагов. Доктор стоял в углу, возле окна, и пристально рассматривал меня, точно так же, как и вчера ночью. Только сейчас он казался живым, настоящим, как и когда-то давным-давно. Конечно, я подскочила, бросилась ему навстречу, но сразу же застыла на месте с вытянутой вперед рукой, не решаясь прикоснуться. Я помнила, как в прошлый раз он исчез, как только я попыталась до него дотронуться, и не хотела повторять своих ошибок.

Он не сводил с меня взгляда, а я никак не могла собраться с мыслями и чувствами – нужно было что-то сказать или хотя бы улыбнуться, но я просто стояла на месте, не зная, что будет уместнее – плакать, смеяться или делать это одновременно.

– Д-доктор? – прошептала я, заикаясь и чувствуя, как предательски дрожит мой голос. – Это… ты?

На его лице появилась улыбка – широкая, задорная и заразительная, совсем как прежде. И, конечно же, я улыбнулась в ответ, чувствуя, как уголки губ сами расходятся в стороны. При этом на глаза наворачивались слезы, и я никак не могла их сдержать…

– А разве меня можно с кем-то перепутать? – его голос, как всегда, звучал беззаботно и весело, словно мы расстались только вчера и он заглянул в гости на чашку чая.

– Ты… – прошептала я, едва ли не впервые в жизни теряясь и не зная, что сказать.

И сделала шаг навстречу ему, больше всего на свете желая крепко обнять, прижаться к нему, уткнуться лицом в его плечо и долго-долго не отстраняться.
Но Доктор мгновенно отступил на шаг назад, вызвав у меня растерянность. В ответ мой взгляд он только расплылся в улыбке – такой знакомой и родной, что слезы на моих глазах стали только гуще.

– Но как ты здесь?.. Почему?.. – беспорядочные слова в голове формировались в обрывчатые фразы, и я чувствовала себя слишком глупо, стоя вот так напротив Доктора и пытаясь понять, снится он мне или нет.

– Потому что я этого захотел, – ответ Доктора, как всегда, прозвучал так просто и непринужденно, словно он объяснял мне элементарную задачу.

И что можно было сказать на это в ответ? Только притянуть к себе и долго-долго обнимать, наплевав на все, забыв о прошедших годах разлуки, снова стать той, кем я была прежде, такой, какой могла быть только с ним. Но, кажется, Доктор не хотел этого, поэтому я оставалась на месте и смотрела на него, стараясь найти в нем хоть какие-то изменения. Их не было, словно мы расстались только вчера, и он вернулся, чтобы забрать меня в очередное путешествие.

Он протянул руку ко мне, словно желая прикоснуться к моему лицу, но не сделал этого. Когда его пальцы приблизились к моей щеке, он замер, а в его взгляде ясно отразилось сожаление. Так было всегда – каким бы загадочным Доктор не казался, сколько бы ни скрывал свои мысли и чувства, все равно я всегда могла различить по его глазам, что у него на душе.

– Прости меня, но… Я не могу. Энергия слишком слабая, она не выдержит такой связи с вашим миром, я исчезну, как вчера, и не знаю, когда смогу вернуться снова, – проговорил он, и теперь в его голосе не было ни иронии, ни знакомой мне жизнерадостности, только нотки грусти и безысходности.

Пожалуй, это была единственная перемена в нем с тех пор, ведь прежде Доктор никогда не впадал в отчаяние.

– Надолго? – прошептала я.

Он только пожал плечами, и этот жест вновь вернул ему его непринужденный вид, и я не смогла сдержать улыбки.

– Не знаю, – просто ответил он.

Я промолчала, понимая, что если начну говорить, то вряд ли смогу остановиться – хотелось задать миллион вопросов, столько всего рассказать…

– Я вернусь,– прошептал он. – Обещаю, моя Роуз.

Я уже не видела, как он исчезал – глаза заволокла пелена слез, а в ушах все еще звучал его голос, шепчущий мое имя. Из горла, наконец, вырвались сдавленные всхлипы, которые уже не было смысла сдерживать, а слезы ручьями хлынули из глаз. Обхватив себя руками, я опустилась прямо на пол, плохо понимая, что происходит на самом деле и происходит ли это вообще.

***

Он не пришел. Напрасно я каждые несколько минут бросала взгляды в сторону окна, надеясь увидеть образ Доктора. Но ничего не менялось, словно его приход и в самом деле мне приснился. Некоторое время я даже пыталась убедить себя в этом, хоть трезвых рассуждений хватало всего на несколько минут, чтобы снова вспомнить его улыбку, голос, взгляд и вернуться к ожиданию. Я больше не плакала – это было глупо, да и не думаю, что это бы понравилось Доктору, если бы он все же появился. Я так и пролежала до самого рассвета, не смыкая глаз и надеясь на чудо. Оно не произошло, и от этого стало невыносимо пусто, так, как было три года назад в бухте Злого Волка. Но только была ли тогда надежда, как сейчас, которая просыпалась каждый раз, когда я готова была отчаяться? Или всему виной была моя слепая вера в Доктора и в его желание вновь увидеть меня? Мне не хотелось знать ответы на эти вопросы и о чем- либо думать. И оставалось только желание просто быть уверенной, что когда-нибудь снова услышу в его шепоте свое имя.

***

Сквозь сон я почувствовала легкое прикосновение к своему лицу. Поморщившись, я что-то невнятно пробормотала и перевернулась на другой бок, не желая просыпаться. Тогда я услышала едва слышный шепот, такой знакомый и долгожданный, что я радостно улыбнулась, ведь так ждала этого момента – нового сна о нем и его тихом голосе.

– Роуз?.. – он повторил это громче, а я продолжала неподвижно лежать, боясь нарушить прекрасное сновидение. – Посмотри на меня, Роуз…


Он сидел на краю моей кровати, пристально всматриваясь в мое лицо. Поначалу, когда я открыла глаза, мне показалось, что это все еще сон – то прекрасное видение, что преследовало меня только в самых смелых мечтах. Но Доктор был так близко, от него исходило тепло, а его руки продолжали гладить меня по лицу. Не знаю, сколько прошло времени – он сидел, я лежала, глядя на него снизу вверх, и опять едва не плача от переизбытка чувств. А потом я резко поднялась и, забыв обо всем на свете, бросилась ему на шею. Он прижал меня к себе так сильно, что я едва могла сделать вдох, но разве это имело значение? Что еще могло меня волновать, когда мой Доктор так близко, когда его дыхание обжигает мое лицо, когда я касаюсь его губ, больше не в силах сдерживать свои порывы? Он сразу же ответил на поцелуй, жадно впиваясь в мой рот, не выпуская ни на миг, целуя до потери дыхания, до сумасшедшего головокружения. Прерывался всего на миг – сделать глоток воздуха и снова вернуться к моим губам, шепча какую-то бессмыслицу. Я крепче прижималась к нему, судорожно вдыхая его запах – кожи и свежести, ощущая на губах солоноватый привкус наших слез.

Это был самый прекрасный сон, самое прекрасное наваждение. Он смотрел мне в глаза так, как не смотрел никогда, стараясь
выразить взглядом все то, что пытался сказать поцелуем. Держал меня в своих руках, словно боясь, что в следующую секунду я исчезну. Но исчезла не я, а он.

Просто всего секунду назад обнимал меня, целовал мое лицо, запускал руки в волосы, а потом пропал. Я осталась сидеть одна в кровати, глядя в пустоту перед собой и не понимая, что делать дальше. На губах все еще был его вкус, тело чувствовало его ласки, а в ушах звучали отголоски его голоса. Но он растворился в воздухе, оставив меня наедине со всеми надеждами, мечтами и снами.

Второй понедельник.



– Я боялась, что ты не придешь, – мой голос дрожит, дыхание сбилось, а в груди бешено стучит сердце.

Он только улыбается и качает головой.

– Я ведь обещал, что вернусь, – говорит он. – И вернулся. Или у меня был другой выход?

Я сижу на кровати, а Доктор отходит от окна, направляясь ко мне. Некоторое время он молча рассматривает меня, словно желая увидеть что-то новое, после чего медленно садится на корточки и берет за руки. Его ладони теплые и слегка шершавые, а прикосновения странно знакомые и родные, словно он вот так вот дотрагивался до меня каждый день, и между нами никогда не было огромной пропасти времени, пространства, галактик и миров.

Доктор очень близко, его руки такие настоящие, а оба сердца стучат настолько отчетливо и взволнованно, что я не знаю, считать мне происходящее явью или сном. Когда он материализовался в моей комнате, я уже засыпала, и его появление было настолько внезапным, что все действительно могло оказаться только грезой. Но мне не было до этого никакого дела – было достаточно видеть Доктора хотя бы так, по несколько минут за ночь, чтобы потом целыми днями ждать, когда же я усну снова, а он прошепчет мне на ухо мое имя. Но разве сны могут быть такими материальными? Разве в них можно испытывать такую волнующую дрожь, охватывающую все тело, когда он рядом? И не иметь возможности отвести от него взгляд, в то время как он что-то говорит, а я с трудом различаю слова.

– Но почему?.. – спрашиваю я, не сводя с него взгляда.

В темноте его глаза кажутся матово-черными, лицо слишком бледным, а широкая улыбка, кажется, заставляет биться мое сердце еще быстрее и громче. На моих губах все еще его вкус, и каждая мысль об этом заставляет мое тело трепетать. Трудно представить, что когда-то я могла спокойно жить без его прикосновений и губ, находясь так близко и ни разу не подумав о том, что, возможно, между нами происходит что-то более сильное, чем просто привязанность. И поняла я это слишком поздно, за секунду до его исчезновения, а сейчас мне предоставляется возможность все исправить.

– Потому что ты мне нужна, – непринужденно говорит он, а я протягиваю руку и прикасаюсь к его щеке. Он накрывает мою ладонь своей и слегка сжимает ее, от чего по моему телу мгновенно проходит волна томной дрожи.

Я нужна ему. Нужна. Эти слова бьются в голове, а я никак не могу поверить в их смысл.

– Мне понадобилось пятнадцать лет, чтобы найти достаточное количество энергии и попасть в этот мир, – говорит Доктор. – И еще пять для того, чтобы как можно точнее попасть в твое время. Просчитался всего на какие-то три года!

Доктор тихонько смеется, а я беру его лицо в руки, приближаю к себе, не зная, что говорить, хоть и понимаю, что ему все известно без слов. Он слишком хорошо меня знает, возможно, даже лучше меня самой. Поэтому просто легко касается моих губ и прижимает к себе. Так мы и сидим, обнимая друг друга, слушая учащенное биение сердец и полностью потеряв счет времени.
Мало что осознаю, когда чувствую руки Доктора под своей майкой, когда его поцелуи переходят на шею, потом на грудь, а я пытаюсь стянуть его неизменное коричневое пальто. Он оказывается надо мной, я шепчу какой-то бред, сходя с ума от его влажных поцелуев и теплых рук. Доктор слишком нежный, слишком бережно прикасается ко мне, словно боится причинить боль. Кажется, он так же плохо понимает, что происходит, но отдается всем порывам, боясь разрушить окружающую нас идиллию. Мои руки путаются в его растрепанных волосах, а Доктор смотрит мне в глаза, гладя меня по животу, опускаясь ниже, заставляя меня дрожать от желания. Потом все происходит слишком быстро, слишком прекрасно, слишком сладко. Он улыбается, целует мои плечи и грудь, а я, закрыв глаза, просто прижимаюсь к нему, не в силах даже застонать.
Засыпаю, держа его за руку, и думаю о том, что все-таки ночи с воскресенья на понедельник самые прекрасные. Ведь в них ко мне всегда приходит мой Доктор.

Просыпаюсь тогда, когда небо красят первые лучи рассвета. Смотрю сквозь открытые шторы, как облака переливаются холодными лучами восходящего солнца, и провожу рукой по простыни рядом со мной. Она теплая и смятая, и это заставляет меня удивленно озираться по сторонам. Доктор, полностью одетый, сидит на краю кровати и улыбается. Наверное, мне нужно смущаться и стыдливо отводить взгляд в сторону, но я ничего не чувствую, кроме спокойствия и безграничной радости. Сон не проходит, и я благодарна за это всем богам всех планет и галактик, а в особенности моему Доктору, который пожелал остаться для меня реальным и сделал все, чтобы мы снова могли быть вместе.

– Посмотри, Роуз… – он указал в сторону окна, где лучи солнца почему-то становились только ярче. – Теперь с нами и она…

Она, конечно! Глянув на Доктора и расплывшись в широкой улыбке, я мгновенно вскочила с кровати, на ходу кутаясь в одеяло, и бросилась к окну. На заснеженном газоне перед ним и вправду стояла синяя телефонная будка прошлого века и приветливо мигала огоньками рядом с надписью «полиция». В тот миг я поняла, что значит фраза «задыхаться от счастья». Ведь если здесь была Тардис, а позади меня переминался с ноги на ногу Доктор, то чего мне еще желать? Может, разве что, несколько приключений и встреч с инопланетянами.

– И мы… полетим? – поинтересовалась я, повернувшись к Доктору.

Он широко улыбнулся и кивнул, от чего я была готова закричать от радости и броситься ему на шею.

– Другие галактики и другие планеты параллельной реальности, что может быть интереснее?

С этими словами Доктор прошел в сторону двери и снова глянул на меня.

– Как насчет несколько поездок в прошлое?

– Непременно! – кажется, я сказала это слишком эмоционально, но имело ли это значение?

Мне кажется, важным было то, что он снова рядом, вернулся ко мне и ради меня и то, что нас ждало огромное количество новых полетов и приключений. А еще то, что теперь он никуда не исчезнет, как очередной понедельничный сон.

-конец-

@темы: Роуз Тайлер, Десятый Доктор, R, гет, фанфик, флафф

Комментарии
2011-11-08 в 14:17 

Рату-тян
Я самая обычная девушка. Я хочу печеньки, котеночка, цветочек и УБИТЬ ВСЕХ НАХРЕН!
Как интересно, действительно я думаю если бы доктор захотел он бы нашел способ прорваться к Роуз в параллельный мир, но к сожалению, таково решение Властелина Времени и долбаных сценаристов!

   

Копилка Хуниверса

главная